radga_1 (radga_1) wrote,
radga_1
radga_1

Categories:

Иудаизм как инструмент. Часть 6-я.

— Да тут не столько дело в иудаизме, сколько в том, чтобы не следовать больше в кильватере иллюминато-масонов, хасидов и хабада. Если такое произойдёт, то можно будет с уверенностью сказать, что земное человечество какой-то шанс получит. Пока «хозяева» найдут замену иудеям… На это уйдёт время, и немалое. Как ты догадываешься, человечество получит передышку. И её надо будет максимально использовать. Прежде всего, в передаче массам достоверной информации. Так что не всё потеряно, мой юный друг, не всё. Придёт время, когда кое-кто и из раввинов перейдёт на нашу сторону. И это время не за горами…
На несколько секунд черноглазый мечтатель замолк. Молчал и я.
«Неужели то, о чём только что сказал дядя Ёша возможно? — думал я. — Ах, если бы это могло быть?!»
— Опять я тебя отвлёк, юноша, — раздался голос историка. — Пора бы нам закончить с Западом и снова вернуться на Восток к Китаю. Я хочу, чтобы в твоём сознании возникла целостная картина происходящего.
Я посмотрел на учёного еврея и невольно подумал:
«Как ему тяжело этому честному и бескорыстному дяде Ёше? Тяжело в бессилии что-либо изменить. Он всё понимает, но ничего не может. Делится со мной своими знаниями и безмерно рад, что я его слушаю… Бедный еврей, живёт среди своих совсем как на чужой планете!»
А между тем историк продолжил:
— Гражданская война в Хазарии очень скоро сблизила иудейскую верхушку с Хорезмом. И после её окончания — с 890 года Великий Шёлковый путь стал опять действовать. Но шёл он уже не через Иран, а по землям иудейской Хазарии. И не только в Византию, как раньше, но и за Дунай, через Болгарию в империю франков. Арабским же правителям Мерва, Бухары, Хивы и Коканда за помощь в транзите китайского шёлка иудейские правители Хазарии стали платить теперь рабами. Рабы в Хазарию поступали в основном с запада и севера: из Индии, Византии, Руси и из Волжской Болгарии. Генуэзским и венецианским купцам появление на востоке мощной иудейской державы было только на руку. Из неё они, в обход своего конкурента Византии, получали тюки с шёлком, туда же, на берега Каспия, отправляли купленных за бесценок в Европе рабов. Именно благодаря торговле с каганатом возникли в Крыму генуэзские фактории. Но основным поставщиком рабов на рынки Хорезма стала не Западная Европа, а Восточная. Для того, чтобы качать из Руси невольников, хазарские иудеи прибегли к старинной своей уловке. Во всех крупных городах Руси ими были созданы финансовые представительства, проще: ростовщические конторы. Так впервые на русской земле появились те, кто не силой оружия, а силой закона стал превращать её обитателей в «живых мёртвых». Технология же была безотказной: сегодня еврейский ростовщик дал займ русскому человеку под один процент, завтра же этот процент стал уже другим, через день — третьим. Если же должник отказался возвращать долг, ростовщик привлекал его к княжескому суду. Естественно, не по законам Русской Правды, а по законам Хазарии. Как правило, суд заканчивался в пользу ростовщика, так как и князь, и его окружение винили, прежде всего, своего же должника: дескать «не зная броду, не лезь в воду», не ссориться же из-за него с могущественным соседним государством? Вот и получалось: то та, то другая русская или финская семья, чтобы рассчитаться за несуществующие долги с таким вот ростовщиком, вынуждена была ему отдать не только всё самое ценное, но передать и заложенного ребёнка. И таких семей на Руси становилось всё больше и больше. Когда же в её городах вспыхивали против жидов вооруженные бунты, то их, как правило, подавляли свои же, боящиеся войны с Хазарским каганатом, князья. Иногда, чтобы русские правители были более сговорчивыми, на земли Руси приходили и хазарские воинские контингенты. Именно по причине ослабления на Руси княжеской власти, а точнее из-за того, что многие русские князья под влиянием иудейских «денежных мешков» стали пренебрегать законами древнерусской конституции, постаревший Гостомысл — князь Великого Новгорода и позвал на Русь своего родственника Рюрика. Кстати, тебе известно, что означает с древнерусского слово «Рюрик»? — вдруг улыбнулся своей роскошной улыбкой дядя Ёша.
— Что-то не припоминаю… — честно признался я.
— В нём тот же смысл, что и в твоём имени. Рюрик — сокол — Рарог или Гор! А знаешь, что было изображено на знамени Чингисхана, Тимуджина или Тимчака?
— Откуда же мне знать? Я его знамён не видел, — высказался я с некоторым раздражением.
— Надо читать Карпини, мой юный друг, и тех, кто писал о Великой степной империи… На знамени Чингисхана был изображен летящий сокол! Видишь, какое совпадение?
— Потрясающе! Аж не верится! Сокол, насколько я знаю, олицетворяет собою Солнце!
— Верховенство света над тьмою, Гера! Солнце борьбы и неотвратимой победы! В будущем, я думаю, не глобус с лентой и не двуглавый византийский урод должен стать гербом нашей возрождающейся империи, а парящий в облаках сокол — Рарог. Священная птица Сварожича. Потому, что Россия созданная русским народом, в своём бессознательном является земным проявлением души Сварога. По сути, его детищем. Поэтому она и бессмертна!
Я смотрел на учёного еврея и невольно подумал:
«Сколько же любви у этого человека к России, к её культуре и к её многострадальному народу? Откуда это у него? Неужели его так воспитали?»
— Я люблю Россию, потому что хорошо её знаю, юноша, — ответил на мой не заданный вопрос, дядя Ёша. — Когда до тебя дойдёт, где ты живёшь, и какой народ тебя окружает, ты тоже её полюбишь.
— Я что, по-твоему, не люблю Россию? — возмутился я
— Любишь инстинктивно, потому что ты русич. Когда же ты её поймёшь и осознаешь её глубинное бессознательное, вот тогда ты Россию полюбишь, юноша. Полюбишь каждой своей клеткой. Не инстинктивно, а сознательно. Но вернёмся к нашему разговору. Где мы с тобой остановились? На том, что на зов Гостомысла из западной Руси с берегов Лабы к новгородским словенам прибыли со своими дружинами три ободритских князя. Вместе с Рюриком, для того, чтобы ему помочь в трудном деле, приплыли два его брата и волхв из Волина знаменитый Ольг или Олег. Они-то во главе со своим наставником Ольгом и организовали на Руси очаг сопротивления хазарской экспансии. Сначала Рюрик был выбран князем старой Ладоги. А после смерти Гостомысла, преодолев сопротивление Вадима Храброго, стал княжить в Великом Новгороде. Его брат Синеус был выбран правителем бесхозного тогда Белоозера, второй брат Трувор занял Изборск. В каком году это произошло ты, я думаю, помнишь?
— В 862 году, — отчеканил я.
— Да, именно в этом году Рюрик стал князем Великого Новгорода. Во всяком случае, принято так считать, — кивнул головой дядя Ёша. — А дальше, как развивались события?
— Насколько я помню, Рюрик и два его брата сумели объединить не только северные племена славян, но и присоединить к русскому союзу их соседей — ижору, водь и веспов.
— Ну, а что было дальше?
— После смерти Рюрика власть в Новгороде захватил Вещий Олег. Через 2 года он подчинил своей власти Смоленск, Любич, отобрал у Аскольда и Дира Киев и сделал его второй своей столицей. В 907 году Вещий Олег предпринял поход на Константинополь. Если верить летописи, из устья Днепра в Чёрное море вышло 2000 русских кораблей! Каждый из которых вёз сорок с лишним воинов. Чтобы до смерти напугать греков, по приказу князя-волхва, русскими был построен воздушный флот. Скорее всего, это были большие воздушные змеи или что-то, подобное управляемым с земли дирижаблям. Кончилось тем, что греки сдались и открыли ворота своего города. Фактически, Византия признала свою полную покорность. Она безоговорочно согласилась на любые условия мира…
И в знак победы русского оружия Олег, если верить летописи, прибил свой щит к главным воротам Царьграда.
— Молодец, исторической наукой ты интересуешься. Рассказал о князе Олеге почти всё! — похвалил меня учёный. — Только забыл сказать, что из Киева и из всех других русских городов Вещий Олег выпер взашей не только иудейских ростовщиков, но и их верных союзников по святому писанию — христиан. Мало этого, русский князь нанёс Хазарии два серьёзных поражения. И по его приказу, по всему левому берегу Дона была построена цепь сплошных укреплений. Остатки тех крепостей и сейчас ещё видны на левобережье Дона. Жаль, что до сих пор их руины не раскопаны и не изучены… Но интересно другое: крепости, которые были воздвигнуты против хазар по приказу Вещего Олега, по сути, оказались заново отстроенными славянскими крепостями времён легендарного Русского каганата.
— Что-то я не припомню, чтобы на Руси у нас были каганаты? — насторожился я.
— И не мудрено, юноша. Ты ведь знаком, с какой историей? С той, какую тебе дали. Истинная же хронология совсем иная. И наша с тобой задача её знать. Запомни, Гера, слово каган совсем не тюркское, а наше кровное — русское. И в Скандинавии, и на Украине оно означает одно и то же. Ты слышал когда-нибудь, как по-украински звучит любимый или любимая?
— Кажется, кохан или кохана, — растерялся я.
— Вот-вот… — улыбнулся историк. — А теперь припомни, как кричат казаки на своём круге, когда что-то одобряют?
— Они кричат: любо! — не понял я, куда клонит спец по загадкам.
— Ну что, дошло? — посмотрел он, на меня не мигая.
— Н-нет, — выдавил я из себя. — Причём здесь любо?
— Любо кричат казаки донские и сибирские, а украинские как скажут?
— Кохан! — поразило меня как молнией.
— Наконец-то! — покачал головой учёный. — Теперь ты понимаешь, какой смысл заложен в слове «кохан» по-скандинавски — «хокан» или «каган»?
— Получается, что так называли на Руси выбранных всем миром правителей? — спросил я.
— А ты сомневаешься?
— В общем-то, нет. Похоже, ты абсолютно прав.
— Всё это справедливо для сармато-скифского общества, юноша. Общества, в котором многие тысячи лет процветала подлинная сословная демократия. Где всё решалось на совете трёх высших сословий: жрецов, воинов и ополченцев-тружеников, — откинулся на спинку своего стула антрополог. — А теперь, вернёмся к великой Русколани, мощнейшей сармато-аллано-русской империи. Империи, которая при своём объединении (имею в виду приход на берега Чёрного моря сибирских тюрко-русов) простиралась от берегов Тихого океана до Дуная. В гибели этого гигантского каганата повинны два фактора. Первый фактор — разделение и борьба между его сильными частями. Как произошёл распад? Какие силы заставили разделиться Мировую державу на племенные союзы — не ясно. Известно, что в 630 году Хели каган был разбит китайцами и взят в плен у хребтов Инь-Шань. Так говорит средневековая китайская даоская летопись. В 630 году закончил своё существование в Сибири первый тюркский каганат. Но с 633 года началось новое возрождение каганата. Во главе его стал талантливый полководец Ильтерес из династии Ашина. Он и собрал воедино осколки своей гигантской империи. После смерти Ильтереса в 692 году каганом был выбран Мочё, который возглавил борьбу азиатской Руси с Китаем. Войска Срединного царства или Сибирского каганата атаковали китайцев в современной Монголии и Маньчжурии, и там, и там, сибирские русы победили. Затем их войска двинулись на юг в сердце самого Китая. На подмогу, вместо погибшего Мочё, пришёл каган Горулу. В 720 году Китай снова перешёл в наступление. Но Сибирская Русь снова нанесла поражение китайцам. Но вот беда, с 745 по 840 годы в каганате началась кровавая междоусобица, которая его и погубила. Уцелела только западная часть каганата, которую мы знаем как Русколань, или Русская земля. В VI–VII веках в неё входили земли Восточной Европы и территории известной нам Хазарии.
— Из твоих слов получается, что многие славянские племена, роды волжских болгар и тюрко-хазаро-савирской племенной союз были одним целым? Входили, в так называемый, западный тюрский каганат? — спросил я.
— Входили в каганат, которого просто не было, — развёл руками историк.
— С чего это вдруг не было?! — удивился и возмутился я.
— Потому что… Никакого западного тюркского каганата никогда не было. Осталась западная часть великой Русколани вот и всё, юноша, — делая ударение на каждом слове, сказал учёный. — Великий тюркский каганат и первый, и второй, и на Востоке, и на Западе существует только на бумаге. Она юноша, всё стерпит.
— Что-то не понимаю? — растерялся я. — Как ты такое утверждение можешь доказать?
— Доказать?! — переспросил учёный. — Да тут и доказывать-то нечего. Всё лежит на поверхности. Понимаешь, в некоторых случаях, как ни ври, всё настолько наивно, что вралей по-человечески становится жаль. О тюркском каганате написаны научные тома. Составлена подробная его история. А тюрок, тех самых тюрок, которым приписана вся его слава, никогда на земле не было. Ты ведь знаешь, что на тюркском языке кто только не говорит. В Сибири — якуты, хакасы, тувинцы, сибирские татары, карагасы. В Средней Азии — киргизы, узбеки, казахи, уйгуры, туркмены, джунгары. В Европе — турки, казанские и астраханские татары, чуваши. Все этносы совершенно разные по культуре и антропологически. Тюркский язык объединяет собой целых три расы: европеоидную, монголоидную и уральскую. Но где же сами тюрки? Давай рассмотрим европейские или азиатские народы: есть испанцы, есть и их язык. Вся Латинская Америка говорит на испанском, либо на его родственнике — португальском. Так?
Я кивнул.
— Есть французы, существует и французский, то же самое можно сказать о немцах, шведах, финнах, в Азии — об иранцах, китайцах… В нашем Дагестане 37 языков и все они представлены разговаривающими на них этносами. С тюркским же языком всё наоборот. На нём говорят многие народы, а самих тюрок нет! Самое интересное то, что их никогда и не было.
— Вот те раз! Извини, дядя Ёша, за нескромный вопрос: вы все евреи такие вот, отчаянные революционеры, не важно, где: в политике или в науке? Как говорил Лев Гумилёв — пассионарии. Ты взял на себя ответственность отрицать очевидные факты…
— Очевидные?! — прервал мою тираду учёный. — Я борюсь за правду, юноша, потому я и сбежал из науки. Сейчас сам своими глазами убедишься в том, что тюрки выдуманный ортодоксами мифический народ, которого, как я тебе только что сказал, никогда не было.
С этими словами неповоротливый и грузный дядя Ёша пружиной взлетел со своего места и бросился к своей книжной полке.
— Ты говоришь, что я отрицаю очевидное! — ворчал он. — Сейчас узнаешь, что у них выдаётся за истину.
Глядя на взъерошенного и возбуждённого дядю Ешу, мне за свою несдержанность и грубость стало стыдно. Было видно, что я невольно обидел антрополога. Тот же, неся в руках какую-то книгу, уже успокоился. Он с важным видом уселся в кресло и показал мне, что он принёс.
— Перед тобой первый том Истории Сибири, юноша. Давай вместе будем его читать. Нас интересуют тюрки. Так? Давай их и найдём. Вот глава VI «Тюрки Сибири VI–X век» стр. 266. Теперь бери и читай.
И не дожидаясь меня, дядя Ёша стал читать вслух:
— Главную роль в истории Центральной Азии и Южной Сибири сыграли племена — теле и тюкю. Они по своему происхождению были связаны с более ранними племенными объединениями гуннов и динлинов. Динлины являлись ветвью гуннов, хотя находились с ними в длительной вражде. Они были потомками кочевых племён чи-ди, живших на территории Северного Китая, были вытеснены отсюда в степи южного Гоби (III в. до н. э.) и вначале именовались ди-ли (позднее динлинами). Динлины делились на северных и западных. Первые жили к северу от гуннов в районе Байкала, и отличались тем, что у них будто бы были «лошадиные голени» и они быстро бегали. Вот, смотри, — показал дядя Ёша на новый абзац. — В летописях теле названы прямыми потомками гуннов, а их язык признаётся сходным с гуннским, хотя и с небольшой разницей. Иногда теле именуются отдельным племенем гуннов. Ты почитай вот здесь, — обратил моё внимание историк на описание племён тюкю. — В другом предании сказано, что предки тюкю были особым родом гуннов, который был разгромлен врагами за исключением одного десятилетнего мальчика. Мальчика спасла волчица, спрятав его в пещере.
Я дочитал указанные мне строки и поднял глаза на дядю Ёшу.
— Они что, эти учёные мужи, нас за идиотов держат? — спросил я. — Насколько мне помнится, динлины являются прямыми потомками древних афанасьевцев, культура которых три, а то и четыре тысячи лет до н. э. была широко распространена по всему югу Сибири, в Казахстане, Средней и Центральной Азии. Об афанасьевцах известно, что они являлись яркими представителями белой европеоидной расы, точно такими же как восточные немцы, поляки или мы русские.
— Динлины были безо всякого сомнения потомками и более поздних андроновцев, мой юный друг, и карасукцев. Фактически, русоволосые и голубоглазые — ди представляли собой восточную ветвь тагарцев или азиатских скифов.
— Если гунны были их ветвью, о чём прямо говорится в китайских летописях и в твоём томе Истории Сибири, — указал я на книгу, — То получается, что народ хунну никак не может быть представителем иной расы.
— Ты абсолютно прав! — воскликнул учёный. — О том же говорят и черепа из многочисленных гуннских захоронений. Все они относятся к европеоидной расе!
— Но тогда зачем гуннов превратили в монголоидов и придумали…
— Что одна часть из них говорила на тюркском, а другая на угорском? — закончил за меня историк.
— Вот именно?!
— «Ларчик открывается просто», мой юный друг. Если признать, что гунны говорили на древнерусском то бишь скифском наречии и являлись частью русского народа, то надо переделать всю мировую хронологию. И признать за русским народом право владения Восточной и Центральной Азией. А это уже непорядок, такого допустить нельзя. Политика, юноша, политика. Она всему виной, окаянная! Ну, а теперь давай вернёмся к нашим тюркам. От кого по китайским летописям они происходят?
— От народа «чи-ди» или от тех же динлиней… Есть утверждение, что племена теле и тюкю фактически те же самые гунны…. — констатировал я прочитанное.
— Значит, кто они, знаменитые тюрки? Говори, говори не стесняйся!
По всему было видно, что историк торжествовал.
— Что-то ты, я гляжу, притих… С чего бы это? Голос пропал? А ты попей водички, — протянул он мне стакан с графином.
— Истина в том, что на самом деле никаких тюрок никогда не было, — выдавил я из себя.
— Молодец! — похвалил учёный. — А кто же они всё-таки были, создатели трёх могущественных каганатов?
— Почему трёх, вроде бы двух? — попытался я поправить дядю Ёшу.
— Нет, трёх, мой юный друг, я не оговорился — трёх могущественных каганатов… Ты забыл об империи Чингисхана-Тимуджина, или Тимчака. В его империю вошли те же самые потомки динлиней или гуннов…
— Не знаю, что со мной? Ведь всё, что ты мне сейчас рассказал, в трёх словах поведал мне и «пасечник», правда, отдельно о тюркских каганатах мы с ним не беседовали. Говорили о Сибирской Руси, о походе её на Запад, и об её гибели.
— Мог бы ты и сам догадаться, что никаких тюрок в Сибири не было. Ты же знаешь об Афанасьевском времени, и об Андроновском, и о Карасукском, и о Тагарском? Это громадный исторический период. Эпоха процветания в Центральной Азии и Сибири русоволосых, голубоглазых европеоидов. Они же никуда не испарились и в раннем Средневековье, и позднее были теми, кем они являлись.
— Но тогда ответь мне, откуда взялся тюркский язык? — попросил я всезнайку.
— Охотно, — ответил специалист по тайнам истории. — Тюркский язык, по моим данным и по даоским и буддистским китайским хроникам, был создан во времена великих белых культуртрегеров Хуан-ди и Ян-ди.
— Как создан? — опешил я.
— А так, создан и всё. Таким же образом, как на Западе в Аравийских степях — арабский, а на Апеннинском полуострове — латинский. И причина была одна и та же: объединить с помощью языка различные разноплеменные и разноязычные народы. Разница лишь в том, что в Аравии новому языку учили полунеандертальцев. Людей, которые вообще не знали никакого языка. Поэтому взяли древний единый язык и, не изменяя значения слов, стали произносить его справа налево — наоборот. Таким вот образом и возник на Земле арабский. Не веришь? А ты возьми, для интереса, и прочти известные тебе арабские слова наоборот.
— Не силён я в арабском, — отрезал я. — Поверю тебе и так. Скажи прямо, что получится, не тяни.
— Получится древнерусский, а точнее, пракрит — тот ведический язык, на котором когда-то говорили твои предки. Видел пять папок «Антибиблии»? Одна из них полностью посвящена первобытному языку протосемитов. На досуге возьми её, почитай и убедись сам, что я говорю правду.
— Обязательно почитаю, но не для того, чтобы убедиться, а просто потому, что мне интересно.
— Латинский язык, как ты знаешь, объединил в единый народ всех италиков, — продолжил свою лекцию специалист по языкознанию. — На Апеннинском полуострове 2500 лет до н. э., во время переселения в Европу ариев, собрались более десятка племён картвелов и других палеоевропейцев. В середине второго тысячелетия туда прибыли из-за
Альп предки этрусков, чуть позднее к этрусскому союзу присоединились из Малой Азии лидийцы и три племени фригийцев. Потом во главе с Энеем из погибшей Трои приплыли в Италию троянцы. Латиняне, как считают некоторые исследователи, не являлись чистокровными ариями. Скорее всего, они, как и вольски, были смешанным племенем, хотя и говорили на пракрите — древнем языке суперэтноса и, когда на их земле троянцами был основан Рим и они вошли в сословие патрициев, в их среде началось становление нового языка. Почему новый искусственный язык назвали латинским, одному богу известно. Ясно одно, что он возник на базе древнесемитского, картвельского, языка палеоевропейцев альбанов и пракрита, вот такое «смешай господи». Занятно то, что представители негуманоидного разума несколько раз пытались общаться с землянами именно на латыни. Сейчас я говорю о «тайнах за семью печатями». И нашего разговора они не касаются. Но невольно приходит в голову, что именно они, эти змееголовые и пучеглазые, помогли когда-то землянам создать латиницу. То, что она не только объединила италиков, но, облатынив, испоганила все западноевропейские языки, по сути, оторвала их от образного лексического корня, думаю, сомнений не вызывает. А теперь перейдём к языку никогда не существовавших тюрок. Как я уже сказал, он, этот стройный и красивый тюркский язык, родился во времена великого Хуан-ди как язык межэтнического общения. Но он не является изобретением тёмного жречества. Этот эсперанто Востока был создан русскими жрецами для того, чтобы разрозненные и без конца враждующие между собой племена жёлтой монголоидной расы стали, в конце концов, понимать друг друга. Чтобы между ними прекратились войны, и они могли объединить свои силы против китайской великоханьской экспансии. В те далёкие времена, в эпоху движения на юг андроновцев, позднее — карасукцев, китайский этнос лихорадочно подминал под себя все более слабые соседние племенные объединения. Порабощал не столько, чтобы превратить в данников, сколько для того, чтобы постепенно принести побеждённых в жертву. Кому и зачем, ты уже знаешь, юноша. Поэтому останавливаться на этом я не буду. Многим краснокожим родам и племенам, переселившимся на материк с погибшего My, от древнекитайских сатрапов и императоров грозила неминуемая гибель. Поэтому и был дан соседним с Китаем народам язык общего пользования. Благодаря этому языку разрозненные племена монголоидов и краснокожих не только стали понимать ДРУГ друга, но и между собой объединяться. Им легче стало сопротивляться напору ханьцев, и что немаловажно, заключать торговые договора. Правда, европеоидам: чжоу, жужанам, динлинам пришлось тоже знать новый язык. Для них он стал, в какой-то мере, вторым языком общения. Без него невозможно было общаться ни с представителями жёлтой расы, ни с вымирающими краснокожими… Ты слышал когда-нибудь о том, что тюркский язык близок к некоторым языкам североамериканских индейцев? — спросил меня историк.
— Слышал, что он походит на язык племени дакота. Очевидно, Дакоты жили когда-то в Китае и ушли на север. А потом в Америку, и не так давно, — сделал я своё умозаключение.
— Возможно? — улыбнулся моей наивности учёный. — А ты не допускаешь, что дакоты могли смешаться с теми, кто пришёл к ним из Азии? Есть у них такая легенда о приходе на «Великие равнины» родов с запада.
— С тобой, дядя Ёша, я всё допускаю… Скоро вообще перестану удивляться… Особенно после того, как ты мне расскажешь о том, что тюркский язык был создан из древнерусского.
— Правильно, из древнерусского ведического языка! С примесью лексики азиатских краснокожих и переселенцев из Тибета. Ты просто молодчина — угадал! — засмеялся специалист по тайнам лингвистики. — Для себя я этим вопросом занимался лет десять. И пришёл к такому вот выводу. Вон та, вторая папка моей «Антиторы», — показал дядя Ёша на свою заветную полку, — как раз и посвящена происхождению сибирского эсперанто. Можешь её открыть и убедиться. В ней более пяти тысяч сравнений тюркского с древнерусским, старотибетским и некоторыми языками североамериканских индейцев. И «за уши» я ничего не притягивал, брал только то, что лежит на поверхности, Гера.
— Вот ты мне поведал и про вторую папку своего «Антипятикнижия»! — потёр я ладонями. — Осталось ещё три, но думаю, ты скоро расскажешь мне и о них…
— Конечно, расскажу, — добродушно улыбнулся историк. — От тебя у меня тайн быть не может. Но раз уж мы задели тему Сибирской Руси, мне хочется к тому, в чём мы уже разобрались, кое-что добавить. Чтобы у тебя сложилась более целостная картина, юноша. Как ты должен знать, после гибели второго тюркского каганата, власть в Центральной Азии перешла к так называемым уйгурам. Кто же были эти самые уйгуры и откуда они взялись? Давай-ка, откроем эту книгу и кое-что о них узнаем.
Учёный снова взял в руки первый том Истории Сибири и открыл его на 284 странице.
— Вот видишь, написано — уйгуры — второй подзаголовок. Читаем: «только в начале VIII века, когда второй восточно-тюркский каганат, раздираемый внутренними противоречиями, переживал глубокий кризис, уйгуры усилились. Они возглавили объединения племён Центральной Азии враждебных тюркам — тюкю…» Но тюкю, как мы уже знаем из первой главы о тюрках, по сути, являлись теми же самыми гуннами, и обычаи у них были гуннские… Гунны же являлись одной из ветвей динлинов, а последние представляли собой центрально-азиатских скифов — потомков русобородых и голубоглазых андроновцев и карасукцев. Вот и вся загадка уйгуров. Просто надо повнимательнее читать и научиться самостоятельно думать. Разбираемся дальше. Страница 288: «вместе с тем имеется ряд черт, свидетельствующих о среднеазиатском воздействии на уйгуров. Это проявлялось, прежде всего, в архитектуре и строительном деле. Например, в применении сырцовых кирпичей того размера, который характерен для архитектуры Семиречья, Чага, Согда VII–IX вв. Наличие среднеазиатского влияния и, прежде всего, воздействия согдийской культуры не может вызвать удивления. Ещё в VI–VII вв. в каганате восточных тюрок жили согдийцы. Количество их колоний в Центральной Азии значительно увеличилось при уйгурах». Теперь вопрос: почему согдийцы жили на территории обоих тюркских каганатов и на землях уйгуров как свои? Мало того, что просто проживали, но ещё и интенсивно по владениям уйгурского каганата расселялись? Какой-то странный симбиоз двух абсолютно различных народов и, казалось бы, совершенно разных рас? Один народ, как ты знаешь, кочевой, другой оседлый… Вроде бы они должны быть смертельными врагами? Понятно, что таков взгляд у прикормленных ортодоксов. У независимых и думающих исследователей такого вопроса возникнуть просто не может. Потому что им хорошо известно, что народы никуда бесследно не исчезают. Были во II веке до н. э. в Центральной Азии русы-тагарцы и, вдруг, в одночасье, на их месте появились тюрко-угроязычные хунну? Кстати, тоже представители той же самой тагарской культуры… Такое может произойти только на бумаге. Она, бумага, всё стерпит! А потом эти страшные монголоидные и свирепые хунну вдруг через пару веков превратились в новый народ — в могущественных кочевников тюрок! Тюрки же, в скором времени, обернулись уйгурами, курыканами, кыргызами, в XII веке монголо-татарами. Самая настоящая бессовестная подтасовка фактов! И это легко доказывается тем (я не буду говорить о других доказательствах, их тоже уйма), что согдийцы, потомки среднеазиатских саков, или по-гречески массагеты, были равноправной частью тюркского общества. Они из захваченной арабами Средней Азии в массовом порядке перебирались на Алтай, в Минусинскую котловину, и даже к курыканам в Прибайкалье. С собой на новую родину согдийцы принесли культуру земледелия и строительства. Всё просто: русы юга расселялись по Сибирской Руси. Родственные народы притягиваются друг к другу, подобное к подобному. Арабы согдийцам были врагами, тюрки — нет! Это и понятно, потому что никаких тюрок никогда не было. Существуют они только на бумаге. Мне хочется развеять ещё один миф, юноша, — поднял на меня испытывающий взгляд историк. — Помнишь, сколько восторженных слов высказали некоторые писатели в адрес монгольских коней? Взять того же Яна в его трилогии «Чингисхан»? Кстати, ты сам-то монголок видел?
— Не только видел, но и катался на них.
— Где это?
— В Прибайкалье, в Усть-Ордынском Бурятском национальном округе.
— Ну и как? — не унимался учёный.
— Не поймёшь: то ли конь, то ли осёл? Ни скорости, ни выносливости! Галоп вялый, рысь еле-еле… Ноги-то короткие… Зато злющие — ужас! Чуть что — сразу и лягаться, и кусаться…
— Вижу ты по монгольским скакунам знаток! А теперь подумай: могли на таких конях монголы покорить полмира?
— Нет, конечно! На монголке и догнать не догонишь, и ускакать не ускачешь. Да и воина в доспехах она не выдержит — лапки надломятся…
— Вывод верный, но не для научных кругов. Они, наши прикормленные, думают иначе. Их бы на монголках покатать… Много им чести! Всё равно ничего не поймут… На вот, смотри какими конями владели некогда сибирские русы, — снова положил передо мной первый том Истории Сибири знаток азиатской культуры. — Вот страница 292, как раз речь идёт о курыканах. Они жили там, где сейчас расселены буряты, где ты гарцевал на монголках, — добавил он с иронией в голосе.
Я взглянул на указанную страницу и стал читать:
— Важное место в хозяйстве курыкан, судя по культурным остаткам, занимало скотоводство, которое было основой материального благосостояния населения и служило предметом их мировой торговли. Особенно славились они разведением лошадей, что отмечают и летописи. В них говорится, что страна гулианей производила превосходных лошадей, которые с головы похожие на верблюда, сильны, рослы: в день могут пробегать по нескольку сот ли.
— Вот тебе и монголы?!
— А знаешь, сколько метров в китайском ли?
— Вроде бы шестьсот, — припомнил я.
— Если всего две сотни ли, то получается 120 километров! Не проходят, а пробегают за один день! Ты знаешь на земле породу коней способную на такое?
— Я не специалист по коням, поэтому судить не могу, — сказал я.
— Я тоже не специалист, но в литературе по коневодству сказано, что некоторые выдающиеся арабские и ахалтекинские скакуны могут пробежать в сутки до 100 километров. Некоторые и особо выдающиеся! А теперь давай, ещё кое-что прочтём о сибирских породах лошадей вот здесь, на странице 296, — ткнул своим пальцем исследователь.
— Писаницы шишинских скал отражают основу хозяйства курыкан — скотоводство и главную направленность его — табунное коневодство, — погрузился я в чтение. — На нескольких изображениях в деревне Шишкино и на плитах из Михайловского городища всадникам и лошадям принадлежит первое место. Из 63 в Манхае на 44 изображены кони и всадники. Лошади в основном поджарые с длинными и сухими ногами, шея длинная и тонкая, голова лёгкая удлинённая. Имеются изображения лошадей и мелкорослой породы. Лошади по этим рисункам сравнительно коротконогие, голова их крупная, шея короткая. Вероятно, эта забайкальская порода лошадей сохранилась до наших дней.
Tags: базовые подходы, евреи, злато, кощеи, масоны как инструмент, методы системы, открытия, планы кощеев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment